Подмосковная усадьба Абрамцево

Вид на дом-музей Абрамцево.

 

Поезд Ярославском железной дороги, покинув Москву, через час останавливается у платформы Абрамцево. Вокруг нас типичный среднерусский пейзаж северо-восточной части Московской области: темный еловый лес, земля, устланная душистой хвоей, пригорки, маленькая извилистая речка Воря с прохладной зеленоватой водой, затененная густыми кустами.

 

Дорожка поднимается в гору по липовой аллее, и мы выходим на широкий двор к небольшому деревянному с мезонином, серому дому под красной крышей, которому скоро исполнится 200 лет. Дом простой, поместительный, в парке нет ни статуи, ни беседок, ни широких аллей. Уединение, тишина, покой.

 

Это как раз то, что привлекало в усадьбу Сергея Тимофеевича Аксакова, автора замечательных книг «Семейная хроника», «Детские годы Багрова внука» и др., а также чудесной сказки «Аленький цветочек», на которой воспитывалось не одно поколение.

 

В 1813 году Аксаков приобрел эту усадьбу, и с этого момента она становится местом встреч людей русской культуры. В доме Аксаковых в Москве и в Абрамцеве бывали все передовые люди того времени: Белинский, Герцен, Станкевич и Бакунин, Грановский и Гоголь, Тургенев и Щепкин, Кольцов и Шевченко и многие другие.

 

Характерными чертами семьи Аксакова были любовь к России, к русской культуре в ее национальном выражении, твердая вера в силы русского народа и его великое будущее. Все, что калечило и уродовало русскую жизнь, вызывало их горячий протест и осуждение. Недаром Герцен писал одному из сыновей Аксакова: «Вы носите имя честное, имя чистое, имя, которое мы привыкли уважать в вашем отце, любить в вашем брате».

 

По абрамцевским аллеям гулял Николай Васильевич Гоголь, подставляя белые грибы для слепнущего к тому времени старика Аксакова, у пруда сиживал за уженьем сам Сергеи Тимофеевич... Здесь бродил Тургенев. Обдумывал свои роли великий артист М. С. Щепкин.

 

Есть особая прелесть в тех местах, где жили люди, произведения которых заставляют нас задумываться, волноваться, мечтать или негодовать. Мы сроднились с их создателями, нам понятны их мысли и чувства, но их живой образ ускользает от нас. Но вот мы окружены вещами, с которыми они соприкасались, мы находимся в комнатах, в которых они жили, и люди становятся для нас более живыми, ощутимыми. В этом прелесть и сила Абрамцева.

 

В 1859 году С. Т. Аксаков умирает. Усадьба пустеет, приходит в упадок... Но через 11 лет она снова оживает. В 1870 году Абрамцево покупает Савва Иванович Мамонтов, владелец крупных предприятий — меценат, о котором Горький писал: «Мамонтов хорошо чувствовал талантливых людей, всю жизнь прожил среди них, многих, как Федор Шаляпин, Виктор Васнецов, Врубель — не только этих — поставил на ноги, да и сам был исключительно, завидно даровит».

 

Мамонтов сыграл большую роль в истории нашей живописи и театра. Этот яркий и своеобразный человек полон противоречии, как и породившая его эпоха. С одной стороны это делец большого размаха, стяжатель, с другой — это настоящий русский самородок, человек, горевший неугасимой любовью к искусству.

 

Мамонтовский кружок, в который входили выдающиеся русские художники второй половины XIX — начала XX в. Репин, Поленов, Васнецов, Серов, Врубель, Коровин, Остроухов, Нестеров и другие, объединяло общее стремление к созданию русского национального искусства, опирающегося на народное творчество и его художественные традиции.

 

Эта идейная направленность роднит новых обитателей Абрамцева с их первыми владельцами — Аксаковыми и как бы продолжает их традиции.

 

Фоном для жизни художников в Абрамцеве была все та же прекрасная природа: темные леса и веселые перелески, зори, догорающие над лугами, белеет тонкий туман... Омуты и заводи, отражающие массы леса... Ржаные поля, белые от пыли, прихотливо вьющиеся проселочные дороги... Не удивительно, что в такой обстановке творчество било ключом, что здесь был создан ряд замечательных произведений, составивших славу русской живописи.

 

В Абрамцеве под впечатлением чтения книг Гоголя и «Истории Малороссии» у Репина зародилась идея «Запорожцев», первый набросок для которой был сделан там же. Посещение близкой Троицко-Сергиевской лавры дали ему идею «Крестного хода в Курской губернии», и здесь же были зарисованы горбун и урядник для этой картины. В соседней деревне Репихове Репин написал «Проводы новобранца», наконец в музее находятся его мастерски исполненные портреты С. И. и Е. Г. Мамонтовых и редкий для него натюрморт — «Букет цветов».

 

Васнецов в Абрамцеве писал своих «Богатырей», использовал для фона долину реки Воря возле дома. Известная «Аленушка» родилась в соседнем селе Ахтырке. Серов написал в абрамцевской столовой свой шедевр «Девочку с персиками» портрет дочери Мамонтова, Верочки. Нестеров в своих полотнах «Пустынник», «Видение отроку Варфоломею» на основе окружающего усадьбу пейзажа дал тонко и прочувствованно изображение русской природы.

 

Пейзажи, этюды, эскизы костюмов и декораций, ряд блестящих портретных зарисовок, изображающих посетителей Абрамцева, составляют гордость Абрамцевского музея. По соседству со старым аксаковским домом появилась выстроенная по проекту архитектора Ф. А. Гартмана «студия-мастерская» в русском стиле, украшенная резьбой по мотивам старинных вышивок. В ней сейчас показаны образцы народного творчества, собиравшиеся кружком художников, изделия абрамцевской кустарной мастерской, которой руководила художница Е. Д. Поленова, и развернута выставка майоликовых работ Врубеля. Это собрание, включающее три камина и около 20 скульптурных произведений, интересных по колориту, является единственным по своей полноте в нашей стране. С другой стороны дома находится небольшая «Баня-теремок», выполненная по проекту архитектора Ропета в том же русском стиле. А несколько поодаль среди густых елок белеет небольшая, словно игрушечная церковка, построенная в 1881—1882 годах по проекту В. М. Васнецова, взявшего за образец строгую архитектуру древнего храма Спаса-Нередицы, близ Новгорода.

 

Над ее украшением работали Поленов, Рении, Васнецов, Неврев, Антокольский, да и вся семья Мамонтова. Но из всех строений, возникших во времена Мамонтова, самым удачным была и осталась сказочная «Избушка на курьих ножках», выстроенная Васнецовым в парке в 1883 году. На фронтоне избушки прикреплены две доски: на одной из них изображена летучая мышь, на другой — сова.

 

И вот через много лет все так же чернеют вдали полоски лесов, леса перемеживаются полями, вьется меж кустов обмелевшая Воря, убегает вдаль дорожка меж лив и белоствольных берез и все так же бродят с этюдниками молодые художники. Но это уже «племя младое, незнакомое», призванное украсить в дальнейшем своими именами страницы истории русской живописи. Вместо гостей Аксакова и Мамонтова здесь теперь бывают в год свыше ста тысяч посетителей, приезжающих ознакомиться со славной историей этой усадьбы, испытать на себе заразительную силу неиссякаемой энергии, принять в свои руки славную эстафету глубокочеловеческого, реалистического искусства.

 

Вид на дом и лестницу к пруду со стороны парка.

 Абрамцево. Вид на дом и лестницу к пруду со стороны парка.

 

 Абрамцево. Поляна.

 

 Абрамцево. Красная гостинная.

 

 Абрамцево. Столовая.

 

Мастерская. Скульптуры Врубеля.

 Абрамцево. Мастерская. Скульптуры Врубеля.

 

Кабинет Аксакова.

 Абрамцево. Кабинет Аксакова.

 

Аллея со скифскими скульптурами.

 Абрамцево. Аллея со скифскими скульптурами.

 

 Абрамцево. Церковь.

 

Баня-теремок.

 Абрамцево. Баня-теремок.

 

 Абрамцево. Нижний пруд.

 

 Абрамцево. Дом Аксакова. Вид со стороны парка.

  Абрамцево. Дом Аксакова. Вид со стороны парка.

 

Аллея в парке.

  Абрамцево. Аллея в парке.

 

Мастерская.

  Абрамцево. Мастерская.

 

Река Воря.

  Абрамцево. Река Воря.

 

Избушка на курьих ножках.

  Абрамцево. Избушка на курьих ножках.

 {jcomments on}

Поделиться:

You are here INTERIORS Архитектура Подмосковная усадьба Абрамцево